Дмитрий Метёлкин: Скандал в детсаду Бердска приобрел эпический размах

6 Link
воскресенье, 20 декабря, 2015 - 20:14
Автор: 
Редактор, фото предоставлено Дмитрием Метёлкиным
Дмитрий Метёлкин, замруководителя Центра развития образования Российской академии образования
Уровень некомпетентности руководителя детсада выглядит вызывающе

Заместитель руководителя Центра развития образования Российской академии образования Дмитрий Метёлкин любезно согласился с предложением сайта Бердск-онлайн дать профессиональную оценку скандальной истории, произошедшей в детсаду №28 «Огонек» в Бердске. Здесь ребенку запретили играть в игрушки, на приобретение которых родители отказались сдавать деньги. Имя своего 3-летнего сына бердчанка  Татьяна Клюзова обнаружила на «доске позора». 

Тема поборов в образовательных учреждениях получила не только родительское возмущение и стала поводом для прокурорской проверки. Эту тему начали обсуждать и в профессиональном педагогическом сообществе. 

Публикуем комментарий Дмитрия Метёлкина в полном объеме.

- Ситуация, разворачивающаяся вокруг объявления, вывешенного в одном из детских садов г.Бердска, приобретает поистине эпический размах. Вот уже и по НТВ показали, вот уже и сам П.А.Астахов заявил о готовности приехать и навести порядок в деятельности дошкольных образовательных организациях области…

Что очевидно в данной ситуации? А что, не являясь таковым, тем не менее, отчетливо проступает через пену скоропалительных эмоций?

Унизительное объявление вывесил родительский комитет в детсаду

Очевидно, что данное объявление отнюдь не означает свершившегося действия. В этой ситуации мы имеем дело скорее со словами, нежели чем с делами. И здесь и.о. руководителя бердского органа управления образованием скорее права – механизма приведения угрозы в действие нет. И с большой вероятностью эта угроза так и осталась бы «бумажным тигром», которым пытались взять «на испуг» семью Клюзовых.

Означает ли это, что обнаружение «бумажной» природы угрозы повод для того, чтобы снять озабоченность общественности и власти о самой возможности появления данного факта в образовательной организации? Думаю, нет.

Повод для серьезного беспокойства есть. И этот повод: уровень профессиональной компетентности и компетенций работников образовательной организации: от воспитателей и до руководителей. Не уровня образования, не опыта работы, а именно компетенций и компетентности.

Школу (как и любое образовательное учреждение) часто любят сравнивать с кораблем, у руля которого стоит капитан, отвечающий за все. Он несет ответственность за все, что происходит на судне и, в известных рамках, является вершителем судьбы как команды, так и пассажиров. Он является и судьей и высшим органом исполнительной власти.

И в этом смысле тысячу раз прав новый глава Бердска Е.А.Шестернин, когда говорит, что руководитель отвечает за все то, что происходит во вверенном ему учреждении. Именно руководитель образовательного учреждения является, по сути, главной инстанцией, применяющей право в ситуации повседневных отношений между участниками образовательного процесса.

Почему я думаю, что вся полнота ответственности за эту ситуацию лежит на руководителе? Кроме выше описанного основания, важно понимать, как интерпретируется зафиксированная в объявлении угроза.

Важно понимать, что игра в дошкольном образовании выступает не как способ получения удовольствия или развлечения (хотя и это не исключается), а как один из основных дидактических методов обучения. А это означает, что угроза исключения из игры ребенка предстает перед нами не только как угроза явной психологической депривации (лишения, ущемления базовых потребностей дошкольника), но и как активное и грубое вмешательство в реализацию образовательной программы образовательной организации.

Сам факт появления этой угрозы ставит под сомнение неукоснительное  исполнение п.7., ст.27 Федерального закона №273 «Об образовании в Российской Федерации», который гласит: «Образовательная организация несет ответственность в установленном законодательством Российской Федерации порядке за невыполнение или ненадлежащее выполнение функций, отнесенных к ее компетенции, за реализацию не в полном объеме образовательных программ в соответствии с учебным планом, качество образования своих выпускников, а также за жизнь и здоровье обучающихся, работников образовательной организации. За нарушение или незаконное ограничение права на образование и предусмотренных законодательством об образовании прав и свобод обучающихся, родителей (законных представителей) несовершеннолетних обучающихся, нарушение требований к организации и осуществлению образовательной деятельности образовательная организация и ее должностные лица несут административную ответственность в соответствии с Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях».

Почему я считаю, что данное объявление, даже будучи только угрозой, подпадает под все ключевые определения данной статьи:

Во-первых, психическая депривация напрямую имеет отношение к психическому здоровью, и вряд ли кому-либо удастся найти эксперта, способного убедительно доказать, что лишения и страдания однозначно способствуют полноценному развитию ребенка. Скорее наоборот. Депривация ведет к расстройствам психики.

Во-вторых, то, что угроза не исходит напрямую от руководителя или персонала, сути дела не меняет. Предполагаемое действие четко привязано к образовательной организации, а значит и ответственность за последствия лежит целиком и полностью на ней и ее руководителе.

В сетевых разговорах и дискуссиях по поводу данной ситуации читал контраргументы такого рода:

  1. «объявление появилось на доске объявлений, на которой вывешивается информация от органа государственно-общественного управления, и к нему руководитель непричастен (как вариант, «он туда не заглядывает»)
  2. «ну и правильно, с какой это стати одни обязаны за свой счет обеспечивать «счастливое детство» других. Это не справедливо».

Скажу прямо: ни один из этих аргументов не рассматривается мной как серьезный. Более того, при детальном рассмотрении каждый из них только усугубляет степень «запущенности» системы управления в конкретном учреждении.

Ведь, если мы согласимся с аргументом в духе «невиноватая я, он сам пришел», то это означает фактически то, что руководитель не знает, не понимает, и знать не хочет, что у него происходит в учреждении с государственно-общественным управлением. Он фактически дистанцировался от управления этим процессом: кто хочет, может размещать информацию любого содержания (даже угрожающего) на стенах образовательного учреждения, кто хочет, тот может грозить вторжением в образовательный процесс и т.д. Где в таком случае вообще начинается власть и прилагающаяся к ней ответственность конкретного руководителя? И что он там вообще делает?

Относительно второго аргумента. Здесь ситуация несколько отягощена избыточным морализаторством. Апелляция к несправедливости использования имущества купленного одними для блага других, возможно, имела бы смысл, если не принимать в расчет законодательство РФ.

Если говорить строго по логике закона (которая, на мой взгляд, снимает все вопросы по справедливости или несправедливости), то весь игровой инвентарь, будучи купленным на деньги добровольных благотворительных взносов, передается в дар (с соответствующим юридическим оформлением) образовательной организации для реализации уставных целей. То есть для реализации основной образовательной программы дошкольного образования. И с этого момента эти игрушки перестают быть чьей-то частной собственностью. И претензии по ее справедливому или несправедливому использованию становятся не просто нелепыми, а лишенными законных оснований. Это имущество образовательной организации. Точка. Без права оперативного управления этим имуществом со стороны кого бы то ни было.

Теоретически остается возможность в судебном порядке имущество изъять, если становится очевидным, что оно используется для внеуставных целей, или его использование идет в разрез с условиями договора дарения.

Мне скажут, что, мол, слишком накрутил. Все гораздо проще. Купили – отдали. Никакой формальности. Так в этом-то и проявляется (в данном случае) хозяйственная и экономическая некомпетентность руководителя, которую, с моей точки зрения, можно простить родителям, которые не обязаны являться специалистами в вопросах управления образовательной организацией. Но вот в отношении руководителя такой уровень некомпетентности выглядит, как минимум, вызывающе.

Со всей очевидностью из выше изложенного вытекает необходимость достаточно жесткой аттестации и переаттестации руководителей образовательных организаций, что полностью лежит в сфере полномочий муниципалитета. Никто, – ни федеральное вместе с региональным министерством образования, ни аттестационные комиссии, ни кто-либо другой – не смогут этот шаг сделать вместо учредителя образовательных организаций.

Без этого непростого, но крайне важного шага мы вряд ли можем надеяться, что у руля образовательного корабля не окажется человек не отличающий «бака» от «банки».

поделиться:


Комментарии

Новости по теме

Лента новостей

Доставка еды

Красота и здоровье

Для детей