Мухамедов: Группа Голубева обеспечивала стабильность политической системы в Бердске

1 Link
воскресенье, 7 декабря, 2014 - 23:05
Автор: 
Галина Жильцова, фото и видео автора, видео оперативная съемка
Светлана Мухамедова приходит почти на каждый судебный процесс по уголовному делу против ее мужа Владимира Мухамедова
Интервью из тюрьмы дал бывший чиновник Бердска (видео)

Более чем полтора года назад был заключен под стражу бывший первый замглавы администрации Бердска Владимир Мухамедов. Его обвинили в покушении на мошенничество и в посредничестве при получении взятки главой администрации города Бердска Ильей Потаповым. В итоге Владимир Мухамедов оказался фигурантом одного уголовного дела с мэром, взятым с поличным в момент получения взятки в особо крупном размере от бизнесмена Александра Илющенко.

По личной инициативе Владимира Мухамедова сегодня на сайте Бердск-онлайн публикуется интервью с ним. Ответы на вопросы Бердск-онлайн подсудимый написал в тюремных застенках. Текст был рукописный, и его напечатала на компьютере и передала в редакцию Светлана Мухамедова - жена Владимира Ибрагимовича.

Подробнее узнать, в чем обвиняют мэра Бердска Илью Потапова и его бывшего первого заместителя Владимира Мухамедова можно в официальном заявлении прокуратуры Бердска, ранее опубликованном на Бердск-онлайн. 

Эксклюзивное интервью с арестованным Владимиром Мухамедовым публикуем без правки. Это – его видение сложившейся ситуации, его личное мнение, право на которое закреплено ст. 29. Конституции РФ.

Интервью с бердским арестантом Владимиром Мухмедовым

На фото: Владимир Мухамедов

- Владимир Ибрагимович, как вы считаете, Александр Илющенко добровольно «сдал» Илью Потапова или под чьим–либо давлением?

- Илющенко всё очень грамотно спланировал. Он бизнесмен-капиталист в чистом виде. А капиталист ради прибыли не остановится ни перед чем. Ложь, провокация, двойные стандарты и война – это орудия капиталистов. Слезы детей, сломанные судьбы – ничто для капиталистов по сравнению с прибылью.

Всё это мы видим на Украине сегодня. Международные капиталисты не останавливаются ни перед чем: сотни убитых людей, разрушенные школы, детсады и больницы – всё ничто по сравнению с переделом пресловутого «мирового пирога».

Так и здесь, только масштаб меньше. Есть земля, которая приносит доход, и она любыми средствами должна быть приобретена, а площадь владений увеличена.

Дело в том, что у Илющенко уже был участок земли в районе теплохода «Ремикс», который он получил еще при Терепе. Интересно, что в среднем за 20 соток обычный арендатор платит 200000 рублей в год, в данном случае Илющенко платит за  гектар всего 20000 рублей в год. Вот такая арифметика. 

В 2005 году администрация Бердска заключила договор на передачу в аренду земельного участка площадью 1.3 га с ООО «Сибинвестстрой», которое принадлежит Илющенко А.П.

По договору размер арендной платы составлял 1.5 млн. рублей в год.

Уже 30 марта 2005 года составлено дополнительное соглашение, по которому размер арендной платы снизился до 20000 рублей в год. Для примера: обычный киоск на остановке общественного транспорта платит арендных платежей от 40000 до 60000 рублей в год. По сути, было принято решение не в интересах города и горожан, а в угоду предпринимателю Илющенко.

В 2010 году участок был размежёван на три участка, но перерасчет арендной платы не проводился. На самом большом участке площадью 0.9 Га в 2012 году организована зона семейного отдыха с предоставлением платных услуг (бассейн, аттракционы, киоски). Таким образом, участок используется в коммерческих целях для извлечения прибыли, но при такой «хорошей» арендной плате предприниматель Илющенко получает сверхприбыль.

В 2011-2012 годах земельный участок, занятый зоной семейного отдыха, Илющенко решил приобрести в собственность посредством очень «мутной» схемы, связанной с использованием подложных документов. Летом 2012 года он начал реализацию этого проекта - строительства так называемого парка семейного отдыха.

Строительство было сопряжено с огораживанием территории забором и ограничением прохода жителей к водоему. Потапов его в этом вопросе не поддержал – это первая причина заинтересованности Илющенко в том, чтобы «убрать» Потапова.

К осени 2012 года у Илющенко появился план по увеличению земельного участка на несколько га. По сути своей, Илющенко хотел прибрать к рукам весь земельный участок от трассы М-52 до санатория «Лесная сказка» (в том числе и захватить землю у клуба «Роял-Марин»). Был придуман сценарный план якобы для строительства «Бердского острога». На самом деле Илющенко никогда не хотел реально строить «Бердский острог» и никогда его не построит.

Сейчас, по прошествии времени, мне это ясно как день Божий. А Потапов мог предоставить ему этот участок только под строительство «Бердского острога». Это - вторая причина, по которой Илющенко был заинтересован в устранении Потапова.  

Убирая с дороги Потапова И.Н. и создавая медийный ажиотаж вокруг земли посредством громкого резонансного уголовного дела, он решал три стратегические задачи:

-1. Убрать человека, который выступает против приватизации земельного участка, на котором находится зона семейного отдыха.

-2. Посредством резонанса в связи с уголовным делом «забывается» цель получения данного земельного участка, и земля фактически  находится у Илющенко без обременения в виде ненужного ему «Бердского острога»

-3. Илющенко «срывает политические очки» в виде поддержки коллег-единороссов и губернатора Юрченко В.А., который ненавидит Потапова И.Н. 

Это не «сдача Потапова», а часть сценарного плана получения земли и дальнейшего обогащения.

- Пожалуйста, скажите, если вы считаете дело сфабрикованным, то зачем каким-либо силам, которые не хотели вашего правления, сфабриковывать дела по таким жестким статьям, ведь есть масса других методов свержения неугодной власти. Тем более на тот момент был довольно официальный способ «убрать» Потапова, в том числе и у губернатора?

- На самом деле, нет никакой «массы других методов», и у губернатора способ «убрать» мэра не так уж и лёгок в реализации, тем более, если учесть, что большинство депутатов Совета депутатов г. Бердска поддерживало Потапова И.Н., об этом свидетельствует голосование весной 2012 года и в апреле 2013 года. Открыто Юрченко не мог пойти на конфликт с Потаповым, он потерял бы политические очки, действовать нужно было исподтишка и чужими руками. 

 Здесь несколько причин: политическая – желание убрать мэра-коммуниста; частно-хозяйственная – получить землю для извлечения прибыли; реваншистская – переделить сферы влияния в Бердске и вернуть потерянное влияние; отчетно-полицейская – «раскрыть» громкое дело и получить очередную звездочку на погоны.

Причем, последняя причина и сам метод отточен до автоматизма. Уголовное дело сначала рождается в фантазиях полицейских, а потом оперативники и агенты загоняют жертву в рамки сценарного плана, в основном, при помощи запрещенной законом провокации взятки. На оперативном языке навязывание меченых денег называется «наступательным методом работы».

Работают по схеме: передача денег – арест – вброс в СМИ видеокадров задержания и нарезок прослушек. Иногда вручить деньги жертве не удается, приходится довольствоваться показаниями так называемых «свидетелей» (оперативников и агентов), утверждающих, что они передали или только собирались передать купюры задержанному. А когда так называемое «раскрытие» преступления получило широкую огласку, уже и офицеры СКР, и сотрудники прокуратуры становятся заложниками резонанса, безропотно оформляя задержанным «прописку» в тюремных камерах.

Именно в конце 2012 - начале 2013 г.г. «конвейер» дел по взяткам был активно запущен в России. Многие громкие уголовные дела после шумихи сразу утихали. Это дело директора департамента контроля расходов на науку, образование, культуру и спорт, средства массовой информации, Счетной палаты Александра Михалика, которое в 2014 году было закрыто, а 1 июля 2014 года он был признан потерпевшим.

Дело исполняющей обязанности руководителя управления Росреестра Московской области Ольги Ждановой, дело дочери главного онколога России Валерия Чиссова - Елены Богословской, которая несколько месяцев провела в СИЗО, после чего уголовное дело в отношении нее было закрыто и это далеко не полный список.

Я связываю такую «активность» прежде всего с «делом Сердюкова». Обществу показали коррупцию совершенно случайно в результате внутриклановой борьбы в высших эшелонах власти. И возникла потребность – срочно показать, как государство борется с коррупцией. И понеслось – конвейер был запущен.

Вот такие причины легли в основу обсуждаемых событий. Причем, ни одна из причин не играет доминирующую роль, работает сразу комплекс.

 

- Считаете ли вы себя «жертвой режима», «жертвой системы»? Кем-то еще?

- Я считаю себя честным человеком по отношению к себе и окружающим. Считаю, что правда в любом случае рано или поздно восторжествует. Как говорил Александр Невский: «Не в силе Бог, а в правде!». Очень стараюсь этому соответствовать.

Считаю, что в настоящий момент использование терминов «система» и «режим» неуместно, и даже вредно. Насколько я знаю, термины «система» и «режим» используются для характеристики политического строя в той или иной стране. Наша страна и её лидеры находятся сейчас в очень трудном внешнеполитическом положении, скоро это отразится на каждом из нас.

Владимир Путин выполняет сегодня историческую миссию «собирателя земель русских» моё глубокое убеждение, что каждый гражданин нашей страны должен поддержать Президента в этом нелегком деле. Внешнеполитический курс Путина сегодня полностью совпадает с моими убеждениями.

Страна борется не со мной, а то, что я уже полтора года нахожусь под стражей,  – это результат несовершенства правовой системы в России, ангажированности правоприменителей и отсутствия межведоственного контроля за принимаемыми решениями.

По сути своей органы прокуратуры очень перегружены, а от этого страдает качество работы. Громоздкий аппарат не так быстро, как этого хотелось бы, реагирует на изменившуюся действительность, становится неадаптивным. Мы находимся в системе, когда прокурор направляет дело с утвержденным обвинительным заключением в суд, а уже в суде «всплывают» нарушения закона и недоработки на досудебной стадии.

Возникает профессионально-этическая проблема – согласиться с доводами защиты, вплоть до отказа от обвинения, или сделать все возможное для «спасения» дела в суде? Практически всегда эта дилемма решается однозначно.

«Спасти» дело в суде – значит, всеми средствами и силами бороться с доводами защиты, не дать даже огласить их, а в случае оглашения, закрыться формулой «это защитительная позиция стороны защиты, и поэтому она ложна». Встать и поддержать хотя бы часть доводов защиты, значит, войти в конфликт с коллегой следователем или руководителем следственного органа и своим непосредственным начальником (вышестоящим прокурором, утвердившим обвинительное заключение).

В 99.9 % случаев гособвинитель не пойдет на конфликт с коллегами, даже если позиция защиты очевидна. Поэтому подсудимый должен доказывать свою невиновность (хотя по закону, необходимо доказать виновность подсудимого), а сделать это он фактически не может.

Другой стороной вопроса является то, что формула «есть основания полагать» полностью исключила на досудебной стадии поиск объективной истины. Считаю, что здесь уже необходимо законодательное вмешательство и регулирование.

Разделение функций прокурорского надзора и организации предварительного следствия – образование Следственного комитета «застыло» в процессе реформ. Следственный орган создан, а системы «сдержек и противовесов» не создано. И это происходит на фоне тренда на снятие общественного контроля за процессуальными действиями (здесь я имею в виду в том числе и сокращение процессуальных действий с участием понятых). Это во многом развязало руки правоприменителям в отсутствии данного межведомственного и общественного контроля.

Другими словами, прокуратуру разделили на СК и прокуратуру. Прокуратуре не дали надлежащих функций по контролю за действиями СК, превратив СК в так называемую опричнину – бесконтрольный карающий орган.

И, конечно же, ежегодное изменение процессуального законодательства в части снятия общественного контроля за процессуальными действиями в виде понятых – представителей общественности на каждом следственном действии во многом развязывает руки следователям. По сути, следователь становится бесконтрольным, на него нет управы.

 

- Учитывая, что вы говорите о своей невиновности и не признаете вину, есть ли предположения – кто стоит за уголовным делом? Если да – фамилия.

- На данный счет у меня нет предположений, а есть полная уверенность. Я точно знаю всех. Некоторые должностные лица уже лишились своих постов и мягких кресел, кто-то еще нет. Причины я выделяю следующие: личная неприязнь, борьба за ресурсы внутри города Бердска и политический реваншизм.

Этот комплекс причин, за которым стоят конкретные люди – организаторы и подстрекатели, и послужил отправной точкой желания свести со мной счеты. Эта системная борьба со мной, где лишь инструментом являются представители правоохранительной системы, продолжается с осени 2011 года.

Я, безусловно, знаю и фамилии и другие данные о людях, которые стоят за моим преследованием. Вряд ли нужно называть их фамилии. Если не суд РФ, то суд Божий правильно расставит запятые.

- Потапов подчеркнуто называл вас своим личным другом. Но на некоторых обнародованных следственными органами видеозаписях вы отзываетесь о нем нелестно. Это означает раскол дружбы после периода совместной работы? Что-то иное? 

Я знаю Потапова И.Н. с конца 90-х годов ХХ века, мы принимали участие в молодежном коммунистическом движении. У нас всегда были рабочие, товарищеские отношения. Мое участие в коммунистическом движении обусловило то, что я стал работать в администрации города Бердска.

Но совместная работа внесла коррективы в наши отношения. Особенно это сказалось после моего вынужденного ухода из администрации города Бердска. С декабря 2012 года я практически перестал общаться с Потаповым И.Н. 

В отношениях людей всегда бывают перепады. И в конце 2012 года сложилась ситуация, когда общение свелось к минимуму. За два-три месяца мы виделись около трех-четырех раз.

 

- Как вы думаете, если бы вы не пришли в кресло вице-мэра, как бы сейчас сложилась судьба Ильи Николаевича?

- Я не обладаю способностями Ванги или Мессинга по предсказанию судеб. Употребление выражения «если бы» в политике недопустимо, история не терпит сослагательного наклонения.

С приходом нового президента или премьер-министра полностью меняется команда. Новый человек приводит свою команду, и ни у кого это не вызывает протеста или сопротивления, даже вопросов.

Вспомните, как тяжело проходила смена менеджмента в администрации. Ситуация была очень сложная. Она вылилась в то, что два бывших вице-мэра Бердска стали основными свидетелями обвинения по так называемому «мусорному делу» против меня. Это свидетельства кризиса и противоречий внутри системы.

Я увидел в администрации одну очень важную проблему – невысокие зарплаты у специалистов и большая загруженность. Практически силовым путем пришлось реформировать структуру администрации, целью которого было повышение зарплат специалистов в администрации. У менеджеров высшего звена – заместителей главы администрации зарплата в результате осталась прежней, увеличилась лишь у менеджеров среднего звена.

Думаю, результат на сегодня был бы иной, в случае более активного участия представителей коммунистической партии в работе администрации.

-Что нового удалось увидеть для себя в материалах уголовного дела и вещдоках после того, как вы начали с ними знакомство по разрешению суда?

- Полностью с вещдоками я не знаком, только с частью, в ходе предварительного следствия. Материалы же уголовного дела содержат много информации, которая подтверждает мою невиновность, и полностью противоречат позиции обвинения.

Эта информация содержится в материалах  дела, но следователь ее как будто не видел и не придал ей значения, не проанализировал. Тем не менее, это факты, а каждый факт должен быть проверен и должен получить оценку.

Больше всего меня поразило то, что один человек в течение нескольких месяцев может несколько раз менять показания. Об одном и том же событии свидетель через день или неделю после события оперативникам говорит одно, а спустя месяцы уже следователю – совершенно другое. В суде же он напрочь всё забывает. Интересно, когда же свидетель говорил правду – через несколько дней после события или спустя месяцы? 

 Один из свидетелей на вопрос: «Почему оперативнику говорили одно, а следователю другое?», ответил: «Мы вспоминали». «Кто «мы» – вы и следователь?». «Я когда говорю «мы», имею в виду себя», - уточнил свидетель. Вот такие оговорки «по Фрейду».

 

- Это вы были на теплоходе и разговаривали с Илющенко о Потапове и о методике управления его и вашей?

- 19 февраля 2013 года я встретился с А.П. Илющенко на теплоходе «Ремикс» по его инициативе. Есть запись нашей беседы. Но, к сожалению, в материалах уголовного дела есть два совершенно разных варианта расшифровки беседы на бумажный носитель. Один вариант сделали оперативные работники полиции, другой – следователь. В обоих вариантах текст не приведен полностью.

Этот недочет нужно ликвидировать в судебном заседании, я в этом крайне заинтересован. Следователь убрал из текста на бумаге невыгодные для версии обвинения фразы и слова, которые опровергают обвинение. Всё просто – убрать лишнее, и дело сшито! Кто будет потом разбираться в двухчасовом разговоре?! Такими нехитрыми манипуляциями и куются фальсификации.

 

- Это вы встречались с Совбановым в кабинете заместителя главы администрации Бердска и разговаривали о каких-то контрактах?

- Я принимал участие в одной встрече Совбанова М.Ф. и Потапова И.Н. по приглашению Потапова И.Н. На следующий после встречи день я два раза встретился с Совбановым М.Ф. с интервалом в один час. Эти три встречи были зафиксированы на видеоноситель. Целый год они лежали «под сукном» у представителей ООО «Городское благоустройство».  В то время как администрация города Бердска предъявила к ООО «Городское благоустройство» требования по возврату 1 300 000 рублей или выполнение на эту сумму ремонта дорог, в связи с проблемами, которые возникли по причине некачественного ремонта дорог в Бердске.

Также вопросы появились лично к Ставицкому О.И. по незаконному занятию им (он был руководителем ГСК «Парус») муниципальных земель. Данным вопросом занялась прокуратура города Бердска. Ответ Ставицкого не заставил себя ждать. Меня начали шантажировать этими записями, их передали мне.

«Ставицкий и К» думали, что я поддамся на шантаж, но я считаю, что абсолютно ничего незаконного в моих действиях не было. Даже свидетель Носов С.А. в показаниях, данных им в ходе судебного заседания, четко ответил: «Хотел бы отметить, что вот из разговора и с Потаповым и с Мухамедовым я видел только, что действительно хотят сделать для города лучше».

Этим и объясняется то, что у меня в домашнем компьютере нашли эти три записи, которые фигурируют в уголовном деле как основные доказательства.

Интересно, что, во-первых, у следователя не возникло вопросов ко мне об обстоятельствах получения мной данных видеозаписей; во-вторых, следователь расшифровал на бумаге запись разговора в значительном сокращении, полностью исказив суть беседы.

 

- Говорят, вы регулярно ездили в рабочее время в здание, в котором находится офис В.А.Голубева. Это так?

- В рабочее время я был практически «прикован» к кабинету, малому залу или конференц-залу – бюрократии много.

В.А.Голубев, по факту, контролировал половину депутатов Совета депутатов города Бердска. Это реальная сила, с которой нельзя было не считаться.

Совместно с депутатами-коммунистами группа Голубева В.А. обеспечивала стабильность политической системы в городе Бердске. Отсутствие потрясений и стабильность – главные условия, которые были необходимы в то время.

- Следите ли вы за тем, как Михайлов управляет Бердском?

- К моему большому сожалению, я нахожусь практически в информационном вакууме: нет ни радио, ни телевизора, периодические издания получаю очень редко.

Хочу отметить, что глава администрации не управляет городом, он руководит администрацией как органом местного самоуправления. Основные решения - бюджет, распределение имущества, городские программы – это прерогатива Совета депутатов города Бердска.

 Как видно из уголовного дела, даже земельный участок для Илющенко (ООО «Сибинвестстрой») был выделен по решению Совета депутатов 21.02.2013г. «Глобальная городская политика и экономика» решается в Совете депутатов города Бердска, и многое зависит от умения работать с Советом депутатов.

Еще одна грань управления городом – это руководители крупных торговых и промышленных предприятий, которые вносят основной вклад в экономику города, а реализация их экономических задач на территории Бердска является политической стороной управления.

Таким образом, управляет Бердском система взаимоотношений между крупными собственниками, представительным и административно-распорядительными органами местного самоуправления.

Задача главы города – найти разумный баланс интересов вышеуказанных участников процесса управления городом.

Реально глава города управляет администрацией города Бердска как органом местного самоуправления, поэтому очень сложно оценить работу органа, не находясь в нем и не испытывая на себе влияния административно-хозяйственных решений.

Могу лишь сказать одно – за период моей работы в администрации города Бердска у меня не возникло ни одного вопроса к Андрею Михайлову. Его знания, опыт часто выручали меня, за что я ему искренне благодарен.

Умение руководить и работать в команде я не без удовольствия наблюдал у Валерия Георгиевича Бадьина.  Бадьин смог за короткий срок создать работоспособный коллектив внутри Совета депутатов и выстроить отношения со всеми органами местного самоуправления. Работа с Бадьиным была не только приятна, но и высокоэффективна.

 

- Каковы ваши прогнозы по срокам завершения и исходу судебного разбирательства?

- Этого я не знаю, но, думаю, что допрос свидетелей обвинения будет окончен в декабре. Всё будет зависеть от того, как будут разрешены ходатайства участников процесса. Ведь допрос свидетелей обвинения – это лишь часть судебного следствия, будет еще и допрос свидетелей защиты, показания подсудимых, разрешение ходатайств, дополнения.

Суд сейчас принимает все меры для скорейшего разрешения дела, по срокам рассмотрения можно смело сказать, что никто не заинтересован в искусственном затягивании рассмотрения дела – в этом нет никакой необходимости.

 

-Предлагали ли вам какие-то «сделки», которые могли бы смягчить степень наказания?

- Никогда и никто не предлагал мне какие-либо сделки по смягчению наказания.

16 октября 2013 года, на следующий день после обысков в здании Бердского отдела Следственного комитета сотрудниками УФСБ, ко мне пришел представитель Следственного комитета и предложил в обмен на показания в отношении ряда лиц изменить в отношении меня меру пресечения – выпустить меня из тюрьмы.

Основным аргументом было то, что дело будут рассматривать «как у Мартьянова» года три. И все это время я не буду сидеть в тюрьме. Только это предложение, других не было.

 

- Почему у вас всегда так много вопросов ко всем участникам процесса?

- Много вопросов не ко всем, а только к тем свидетелям, которые могут рассказать интересующую меня информацию. Некоторым свидетелям я  вообще не задавал вопросы, т.к. они свидетели по эпизодам Потапова И.Н. 

Другим свидетелям нужно было предъявить документы, т.к. при расследовании дела следователь не допросил их по данным фактам. Например, и обвинение и основной свидетель Илющенко говорят, что отказы по заявлениям ООО «Сибинвестстрой» были «незаконные и по надуманным основаниям», а в ходе предварительного следствия начальник управления земельных отношений указала следователю Герасцыну М.А., что отказы по заявлениям были законными и обоснованными.

Герасцын М.А. фиксирует эту фразу в протокол допроса, но почему-то переходит на другую тему – следователь самостоятельно направляет ход допроса. (Очень интересно, почему Герасцын М.А. вообще не удалил эту фразу из допроса?).

И вот, хватаясь, за эту соломинку размером в одну фразу, начинаем развивать мысль, заложенную в этой фразе, вопросами. И выходит, что отказы по всем обращениям в администрацию от ООО «Сибинвестстрой» были абсолютно законными. Свидетель сама утверждала текст ответов,  процесс рассмотрения обращений был открытый, на свидетеля никто не давил. Начинаем предъявлять свидетелю заявления, свидетель их узнает; предъявляем для обозрения отказы администрации – узнает и опять подтверждает свои показания.

Таким образом, свидетель обвинения в судебном заседании говорит правду, тем самым опровергает позицию следователя, изложенную в обвинительном заключении, и четко говорит в пользу защиты.

Абсолютно то же самое мы видим при допросе очередного свидетеля, заместителя начальника Управления земельных отношений. Более того, она сама печатала текст отказов и утверждает, что «поступала законно», никто ей не указывал, что делать. Свидетель руководствовалась только законом.

Предъявляем для обозрения документы – узнает и снова подтверждает  свои показания. Ошибки быть не может, все подробно, четко и понятно. И нигде нет пресловутого «я не помню», хотя через руки этих людей в год проходят тысячи заявлений, а прошло уже два года.

Не доверять таким показаниям нет оснований, они четкие, полные, взаимодополняют друг друга. Но к этому нужно подходить на допросе иногда не один час, исследуя каждый документ в отдельности. Но цена потраченному на это времени – правда, которая добывается тяжелым трудом, а результат – факты, на основании которых можно вынести справедливое решение.

Следователь не искал правду, он не стал проверять показания Илющенко А.П. показаниями этих свидетелей. Эти свидетели пришли в суд по другому эпизоду, не связанному со мной, но именно они выдали очень важную информацию для меня.

Следователю было невыгодно допрашивать непосредственных исполнителей, он понимал, что их показания пошатнут доводы обвинения. Следователю нужно было обвинить человека, а не найти истину, к сожалению.

Суд предоставил стороне защиты и мне лично возможность, невзирая на время, задать свидетелям вопросы, а когда мне было трудно, или свидетель меня не понимал, судья помогала мне формулировать вопросы, за это я ей очень благодарен.

По сути, мы в суде на допросе свидетелей выполняем работу, которую должен был провести следователь. Но это не прошло незамеченным, чем дальше мы заходим в поисках истины, тем чаще мы слышим: «Я не помню». Некоторые свидетели весь допрос просто повторяют эту сакраментальную фразу. Иногда мне кажется, спроси у свидетеля, как его зовут и услышишь: «Я не помню, много времени прошло». Вопросы – это не прихоть, а необходимость.

В судебных заседаниях я узнал очень много фактов, которых не было в деле. Например, Михайлов А.Г. указал на то, чего я не знал и знать не мог. Михайлов А.Г. четко указал, что обсуждение вопроса выделения земельных участков Илющенко А.П. и ООО «Сибинвестстрой» открыто и неоднократно обсуждались на совещании в присутствии самого Илющенко А.П., где Михайлов А.Г. и Илющенко А.П. и познакомились.

Так же он указал на то, что по данному вопросу проводились комиссии в администрации и даже публичные слушания. При таких показаниях уже никто не сможет сказать, что вопрос выделения земельных участков для ООО «Сибинвестстрой» в интересах Илющенко А.П. проходил незаконно, втайне от самого Илющенко А.П. по инициативе Потапова И.Н.

- Каковы условия содержания в СИЗО? Претензии? Чем наполнен день? Есть ли развлечения?

- Развлечений нет точно, по крайней мере, я за полтора года не увидел. Дни однообразно. Подъем в 6.00, завтрак, обед, ужин, прогулка не более часа, утренняя и вечерняя проверки, отбой в 22 часа. Один раз в неделю душ и смена постельного белья (две простыни и наволочка). Это то, что есть всегда (своеобразный «день сурка»).

Время занимает стирка, уборка, приготовление пищи. Один день отличает от другого лишь приезд адвоката или участие в судебном заседании посредством системы видео-конференц связи.

Тяготит отсутствие литературы, она практически запрещена. Никаких своих книг иметь нельзя! Только из библиотеки СИЗО, а за полтора года при мне всего три раза приносили книги, хотя письменно мне ответили, что я имею право «заниматься самообразованием и пользоваться специальной литературой». 

Трудно в части медицинского обслуживания. При помещении меня в СИЗО у меня было одно заболевание, которое требовало постоянной медицинской помощи и врачебного контроля, так же в апреле 2013 года я начал лечение у ортодонта. Спустя почти год, в мае 2014 года, у меня зафиксировали резкое ухудшение зрения, о чем выдали медицинский документ, и направили на прием к окулисту, до сих пор, а прошло уже полгода, на прием к окулисту я так и не попал.

20 августа 2014 года меня госпитализировали в лечебное учреждение ФСИН-ЛИУ 10, там диагностировали еще два заболевания. 

21 ноября (спустя два месяца!) в связи с выявленными заболеваниями меня направили на повторное обследование в Новосибирскую областную больницу. Там также подтвердили факт наличия заболевания и дали направление на прием к узкому специалисту. На данный момент никакого лечения еще не назначено.

Таким образом, за полтора года я приобрел еще три тяжелых заболевания, наличие которых у меня зафиксировано документально надлежащим образом. Это цена за нежелание правоохранительных органов разобраться в деле, которую я оплачиваю своим здоровьем уже сейчас. У меня нет претензий, а есть нормальное желание остаться дееспособным человеком.

- Следите ли за публикациями в СМИ – ход судебного процесса? Если да, считаете ли освещение объективным и беспристрастным?

Очень редко читаю публикации в бердских СМИ, потому что газет нет, но ту информацию, которую я видел, считаю крайне поверхностной и не отражающей всей сути судебного процесса. 

Я не сторонник теории заговоров по данному вопросу и отношу это к незнании фабулы обвинения, т.к. обвинительное заключение не опубликовано, хотя оно зачитано в судебном заседании.

Считаю, что пресса не отражает главного – свидетели дают показания, которые опровергают саму суть обвинения напрямую, либо раскрывая детали, которые следователь нарочито умолчал в обвинительном заключении.

Когда свидетель осознает, что говоря правду, он либо будет противоречить обвинению, либо подтверждать мою невиновность, он применяет интересный прием: «Я ничего не помню». Вот такая выборочная амнезия наступает у свидетеля, как в известном фильме «здесь – помню, здесь – не помню». Причем это состояние охватывает свидетелей с быстротой распространения птичьего гриппа или вируса Эболы, сразу после пересечения порога зала судебных заседаний.

Считаю, что журналисты должны хотя бы иногда общаться с адвокатами и подсудимыми, давать им возможность для комментариев. Поскольку комментарии сразу после допроса каждого свидетеля в судебном заседании не предусмотрены УПК РФ, и мне персонально суд напомнил об этом. Без этого не получится полной картины событий, о которых идет речь в судебном заседании.

Я, как никто другой, заинтересован в открытости и всестороннем освещении хода судебных заседаний, а проблема качества освещения судебного процесса не решается по одному взмаху волшебной палочки. Это зависит и от готовности адвокатов к контактам с прессой и от активности подсудимых, и от готовности и подготовленности журналистов к освещению судебных процессов. Последнее требует не столько опыта подготовки материала в форме репортажа, сколько знания специфики работы правоохранительных органов, работы всей судебной системы, знания уголовного процесса.

- Как все это время живет ваша семья? Навещает ли вас супруга?

- Все это время с момента моего задержания семья живет очень сложно и тяжело. 03.06.2013г. у нас дома прошел обыск, хотя предыдущий был 30.04.2013г. Было проверено все – каждая книга и детская тетрадка. Изъяты какие-то предметы, но ни один предмет не был признан имеющим отношение к уголовному делу, все вернули спустя семь месяцев. В квартире наводили порядок ни одну неделю.

Светлане очень тяжело, т.к. всю работу по дому и с детьми она вынуждена делать одна, без чьей-либо помощи. Провожать и забирать детей в  школу, детский сад. Несколько раз в день внешкольные занятия: у старшей Валерии – танцы, у младшей Виктории – художественная гимнастика. Для одного человека успевать все это очень сложно. Плюс с этого учебного года младшая дочка два раза в неделю посещает подготовительные курсы в школе (так называемый нулевой класс), готовится осенью 2015 года стать первоклассницей.

Немаловажную роль играет то, что основную часть семейного бюджета составляют расходы на детей. С июня 2013 года доходов не стало, а расходы остались. С августа 2013 года Светлана трудоустроилась, и времени совсем не стало.

И ведь это только бытовая сторона. Основной проблемой является то, что мои дети уже полтора года не видят меня, растут в неполной семье. Это очень сильно сказывается на их психологическом развитии. У нас в обществе широко обсуждается вопрос частых разводов, правительство даже ввело госпошлину за развод, но почему-то никто не рассматривает причины стереотипов поведения людей. Выросшие в неполных семьях дети во взрослой жизни копируют поведение родителей во многом, в том числе и в опыте семейных отношений, поэтому многие не видят ничего девиантного в неполной семье, а это уже самый настоящий подрыв общественных отношений. В Советское время постоянно и везде указывалось, что «семья-это ячейка общества». Это абсолютно точно. Здоровое общество может быть только там, где есть здоровая семья, а здоровая семья – это, прежде, всего полная семья.

И Лерочка и Викуся очень скучают, Вика почти каждый день спрашивает Светлану, когда приедет папа. Особенно ощущается моё отсутствие, по словам Светланы, в праздники. Праздники в нашей семье предполагают участие всех членов семьи. 23 февраля – праздник пап, и в школе, и в детском саду обязательная часть учебно-воспитательного процесса, где вместе с учителями или воспитателями дети готовят подарок папе. Ребенок делает подарок, постоянно думая о том, кому он предназначен, и как он его будет вручать. Тяжело очень думать об этом.

Но тяжелее всего в данной ситуации не мне, а моей семье. Все тяготы легли на плечи Светланы и по дому, и по воспитанию детей, и в этой ситуации она еще поддерживает меня и помогает мне. Воистину, Женщина в России – это ВСЁ!

Мне постоянно вспоминаются две женщины – Марина Цветаева и Анна Ахматова, в судьбе которых были очень близкие люди-арестанты. Я начал понимать многие их произведения из школьной программы, в которых описывались переживания, ожидания и страдания. В школе многие их произведения я изучал без энтузиазма, не понимая сути, даже в такой гениальной стихотворной форме. Сейчас мне понятна вся глубина трагедии, которую пережили они и их близкие.

В среднем раз в месяц мне удается увидеться со Светланой вне стен зала судебных заседаний. Один раз я виделся с родителями по разрешению судьи. Всем моим близким очень тяжело, я очень переживаю за них и благодарен за помощь и воистину евангельское терпение.

- Всегда интересовало – откуда взялись фенечки на руках, и что они для вас значат?

- Фенечку, она называется «Мохнатик», сплела для меня моя старшая дочка Валерия. Она достаточно долго делала её, это очень сложное и кропотливое занятие. Лерочка подарила мне её, украсив и даже написав инструкцию, как правильно её надеть. 

Эта фенечка со мной всегда. В самый тяжелый момент я смотрю на нее и думаю о том, что я нужен своей семье здоровый и готовый заботиться о дочерях.

В периоды, когда кажется, что все тщетно, и чтобы ты не делал не принесет результата, когда перестаешь верить в себя, я смотрю на эту фенечку, и она заставляет идти вперед, для меня это мощнейший волевой стимул, жаль, что Лера не видит, что я всегда ношу её подарок.

поделиться:


Комментарии

Новости по теме

Лента новостей

Доставка еды

Красота и здоровье

Для детей