Потомки купца Горохова - страницы истории, старый Бердск

5284 Link
14.05.2010 13:20

 

 

Людмила КОВЕНКО, фото автора

 

Третьи похороны купца Горохова 

 

22 мая 2008 года бердчане отдали дань памяти купцу 1-й гильдии Владимиру Горохову, предав земле останки Владимира Александровича, найденные в цинковом саркофаге на территории старого Бердска. Захоронение останков состоялось на территории храма Преображения Господня.

 

Напомним, что купец Горохов скончался 8 апреля 1907 года и был похоронен в Москве, на Ваганьковском кладбище, а после вскрытия его завещания останки скоропостижно скончавшегося перевезли в Бердск, который сейчас затоплен водой Обского водохранилища, и перезахоронили на территории Сретенской церкви.

 

В Бердск, к третьим похоронам купца Горохова успели прилететь из Москвы прямые потомки Владимира Александровича: правнук Кирилл Днепровский (кандидат исторических наук, заведующий отделом археологии Сибири и Крайнего Севера государственного музея Востока в Москве, начальник Чукотской археологической экспедиции) и праправнук Константин Днепровский (актёр театра Российской Армии). Прямым потомкам была предоставлена честь нести гроб с останками их известного предка к месту его третьего погребения. А бердчане, пришедшие отдать дань памяти, бросили в могилу по горсти земли.  

 

 Всё тайное когда-нибудь становится явным 

 

После церемонии захоронения потомки известного бердского промышленника и мецената дали пресс-конференцию в музее для городских и областных СМИ.

 

О том, что в столице России живёт правнук купца Горохова, сотрудникам музея рассказала Марина НОРИНА. В детские и юношеские годы Марина Львовна была дружна с Ириной Гороховой.

 

Марина Львовна вспоминает:

 

- Моя мама Татьяна, тётушка Ольга и Ирина, мама Кирилла Днепровского были тремя неразлучными подругами, они и учились вместе. А когда в 1937 году родилась я, Ира стала моей крёстной мамой. Но очень скоро Ира уехала в Москву.

 

Я, к сожалению, ничего не могу рассказать о семье купца Горохова, потому что, к сожалению, в нашей семье многие темы о прошлой жизни были «закрытыми». Даже о том, что мой дедушка служил в штабе Колчака, я узнала, будучи уже взрослой.

 

Знаю, что Ира на всю жизнь сохранила трепетную любовь к Сибири, к Новосибирску и, особенно, к Бердску. Когда я несколько раз приезжала к ней в Москву, она говорила: «Я так хочу пирога с черёмухой! Я обожаю черёмуховый пирог!» И однажды я привезла ей черёмуховой муки!

 

Наталия Шапенкова смеётся:

 

- Ну, надо же, выходит, любовь к черёмухе у Днепровских «наследственная»? Как только Кирилл Александрович и Константин ступили на сибирскую землю, они тут же спросили: «Где у вас можно купить черёмуховую муку?»

 

Открывая пресс-конференцию, Наталия Фёдоровна дала краткую историческую справку:

 

- Владимир Александрович Горохов – купец 1-й гильдии. Примерная дата его рождения 1849 год. Судя по томским архивным данным, Владимир Горохов приехал в село Бердское в 80-е годы XIX века. Начиная с 1879 года, он 15 лет (!) вёл переговоры о покупке мельницы у вдовы купца Васильева. Как сказано в архивных документах, приобретаемая им мельница была убыточная, но благодаря предприимчивости Горохова, она превратилась в крупное мукомольное производство.

 

Хотя Владимир Горохов был достаточно крупным для того времени предпринимателем, у которого были и хорошие связи, и большие дома в Москве, Томске, Красноярске, Иркутске, Новониколаевске, постоянным место жительства для себя и своей большой семьи купец Горохов выбрал посёлок при мельнице. По необъяснимой сейчас причине он был чрезвычайно благосклонен к небольшому сибирскому селу Бердское. 

 

А вообще купец Горохов был уроженцем Иркутской губернии, где прошло его детство, где он окончил гимназию. Своим же детям, а их в семье купца Горохова было восемь (четыре сына и четыре дочери), Владимир Александрович постарался дать высшее образование. Известно, что Сергей, старший сын в семье Гороховых родился в Томске, примерно в 1879 году, точная дата его рождения неизвестна. Зато известно, что Сергей окончил юридический факультет Московского университета. Все остальные дети в семье Владимира Горохова появились на свет в селе Бердское, о чём свидетельствуют соответствующие записи, сделанные в метрических книгах и сохранившиеся в архивах. Совершенно не известна судьба двух сыновей купца Горохова Владимира и Бориса. Есть записи в метрических книгах о факте их появления на свет, и больше никаких упоминаний. Возможно, один из них умер во младенчестве. А второй?.. Бердские старожилы утверждают, один из сыновей Владимира Александровича, будучи ребёнком, утонул. Известны имена дочерей Владимира Горохова: старшая Анна, затем Надежда, Екатерина и Ольга. Младшим же сыном Горохова из оставшихся в живых был Александр. В Бердск, на церемонию перезахоронения останков купца Горохова прибыли потомки как раз по линии этого сына.

 

Трагедия одной семьи 

 

Кирилл Днепровский – потомственный археолог. Его мать более 40 лет проработала археологом в Московском государственном историческом музее. И Кирилл Александрович уже 26 лет работает в Государственном музее Востока в Москве.

 

Кирилл Александрович предварил вопросы журналистов рассказом о судьбах своих родственников.  

 

- В нашей семье, - сказал Кирилл Днепровский, - всегда был культ предков. Я, сколько себя помню, всегда знал, что мой прадед жил в Бердске, был купцом, владельцем крупной мельницы. Я также знал, что прадед похоронен в Бердске, над его могилой сооружена часовня. Я только не знал, что прах его покоился на территории Сретенской церкви. Теперь знаю. Мы  сыном побывали в старом Бердске. В нашей семье всегда очень бережно относились к наследию, доставшемуся нам от предков. У нас есть вышитые рушники и скатерти с гороховскими монограммами. Даже некоторая мебель уцелела, хотя семье пришлось много переезжать. Я сам занимался реставрацией мебели, которой пришлось «покочевать» по московским коммуналкам. Теперь в моей квартире «осели» дедовские стол, буфет и небольшой диванчик, обшитый карельской берёзой. А ещё в нашей семье хранилось фамильное столовое серебро с инициалами моего прадеда «ВГ».

 

Константин Днепровский улыбается:

 

- Я с детства видел это фамильное серебро, каждый предмет которого был в нашей семье в единственном экземпляре. И я всегда знал, что нельзя брать этот серебряный нож, эти серебряные ложку и вилку, потому что они папины. А когда я женился, папа подошёл ко мне с собственноручно сделанным деревянным футляром, в который он положил наше фамильное столовое серебро, и сказал: «Сын, теперь ты взрослый, теперь всё это твоё».

 

- Мама часто рассказывала мне о моём прадеде, - говорит Кирилл Александрович. - Бабушка, наверное, могла бы рассказать больше, но она, к сожалению, умерла, когда я был ребёнком. Но я знал, что в 1913 (или 1914) году Александр, сын купца Горохова женился на моей бабушке, Вере Николаевне, в девичестве Германовой. 17 апреля 1917 года у них родилась дочь Ирина, моя мама. А в 1920 году Александр Горохов был обвинён в том, что поддерживал Колчака. По этому обвинению он был арестован, а через два месяца тюремного заключения умер в Томске от сыпного тифа, в «заразной», как это тогда называлось, больнице. Я привёз в бердский музей свидетельство о смерти Горохова Александра Владимировича. На момент ареста деду было всего 35 лет. В заключении он пробыл всего два месяца...

 

Документ, привезённый сотрудниками бердского музея из томского архива, гласит, что 20 марта 1920 года состоялась выездная комиссия ВЧК. По решению этой комиссии люди, воевавшие на стороне Колчака, были расстреляны, а те, кто помогали Колчаку финансово, в том числе, Александр Горохов и его доверенное лицо Пётр Иванов были приговорены к тюремному заключению и принудительным работам до окончания гражданской войны. Теперь, когда внук Александра Горохова привёз свидетельство о смерти своего деда, стала известна его дальнейшая, увы, слишком рано прервавшаяся судьба. Документ о смерти выписан в мае 1920 года. 

 

- Да, я знал, - продолжил рассказ Кирилл Александрович, - что мой дед Александр Владимирович был болен, страдал почечными болезнями, ему нужен был средиземноморский климат, поэтому около года или чуть более того они с моей бабушкой жили в Александрии Египетской. Я доверяю этой информации, потому что понимаю, они могли себе это позволить. Моя бабушка, со слов моей мамы, дворянского происхождения, хотя её отец был всего лишь томским врачом, тем не менее, дворянином. Сначала бабушка училась в Смольном институте, затем в Сорбонне. И это – хорошее образование – буквально «читалось» по её лицу. У меня сохранилось много её портретов. А ещё рассказы о том, что бабушку, когда она работала в библиотеке Строгановского института, часто спрашивали: «Вера Николаевна, вы княжна?» На что она отвечала: «Нет, я из обедневшего дворянского рода. Но я большая буржуазка»! Отвечая так, она, видимо, имела в виду, что те несколько лет, которые она прожила с сыном купца Горохова, они были действительно богатыми людьми. 

 

Хорошо, что сейчас об этом можно говорить. Потому что, например, о судьбе Сергея Горохова – сына, который унаследовал дело отца, не известно, в общем, ничего. Во всяком случае, в нашей семье о нём практически не говорили. Единственная версия, которая изредка озвучивалась: возможно, он эмигрировал. Но никто не исключал и той возможности, что он мог погибнуть в 20-е годы, оставшись жить в своей стране.

 

Бердчане-старожилы рассказывали сотрудникам музея одну легенду. Якобы, после революции 1917 года Сергей Горохов принёс ключи, положил их на стол и сказал: «Вы теперь у власти, вот и управляйте». 

 

А из архивных документов сотрудникам бердского музея стало известно, что в 1908 году Сергей Горохов женился на Екатерине, дочери крупного сибирского купца Евграфа Александровича Жернакова. Архивные же документы гласят, что старший сын этого известного купца подвергся репрессиям: в Москве его обвинили в том, что он работал на японскую разведку, за что в 1938 году и был расстрелян. А Екатерина Жернакова (в замужестве Горохова) в 1918 году умерла в Томске и была похоронена при женском монастыре. Были ли дети у Сергея и Екатерины Гороховых, не известно. Последние сведения о Сергее Горохове, которые привезены в Бердск из томского архива, датированы 1920 годом.

 

Теперь, когда в бердском музее есть справка о смерти Горохова Александра Владимировича, известно, что после смерти он был похоронен на территории того же женского монастыря, где была погребена и жена Сергея Горохова. Но в 2000 году, когда сотрудники музея ездили в Томск, томские историки сказали, что захоронения на территории этого монастыря не сохранились. 

 

- После смерти супруга, - продолжил свой рассказ Кирилл Днепровский, - моя бабушка вышла замуж за Константина Петровича Цветкова, друга своего мужа, с которым Александр Горохов учился в Томском университете. И в 30-е годы, когда в России наступило время известных сталинских репрессий, они переехали в Москву. Константин Петрович сказал, что нужно ехать в столицу, чтобы затеряться в большом городе. Тогда ведь было достаточно одного упоминания о том, что друг помогал Колчаку... В Москве Константин Петрович работал «маленьким человеком», в сберкассе. Возможно, благодаря тому, что жили они тихо и скромно, семейство и спаслось. Вера Николаевна умерла в 1966 году, Константин Петрович – чуть раньше.

 

Да, нам ничего не было известно о судьбе Сергея Горохова, зато моя бабушка была очень дружна с Екатериной, родной сестрой своего первого мужа, дочерью купца Горохова. Они дружили всю жизнь! Я привёз в бердский музей несколько фотографий Екатерины Владимировны. К сожалению, я не знаю, за кем она была замужем. Знаю только, что у неё один за другим родились трое или четверо мальчиков, но все они во младенчестве умерли. Почему-то Екатерина Владимировна упорно называла всех рождавшихся у неё мальчиков Николаями. В 20-е годы она со своим последним сыном пыталась бежать из России. Но по пути в Шанхай и этот Коленька умер. Тогда Екатерина Владимировна вернулась в Россию, где и прожила до самой старости. Жила она в Ленинграде. Пережила блокаду. Умерла, если мне не изменяет память, в 1955 году.

 

- Знаете, - неожиданно вспоминает Кирилл Александрович, - Екатерина Владимировна была полной женщиной с круглым лицом. Вы знаете, что купец Горохов был в значительной степени якутом, что в его предках была очень сильна якутская кровь? Видимо, по женской линии якутские крови были выражены более сильно. Не знаю, почему, но это так.

 

Листая семейный фотоальбом Гороховых

 

Кирилл Днепровский привёз в дар бердскому музею три старых семейных фотоальбома.    

 

Многие бердчане видели фотографию, где на улице старого Бердска, на фоне какого-то дома, верх которого полностью скрыт за кронами деревьев, красуется автомобиль. В альбомах, привезённых Кириллом Александровичем, эта машина запечатлена не на одном фотокадре.

 

- Было у нас такое семейное такое предание, - говорит Кирилл Днепровский, - что у Горохова был не просто «Форд», что это был первый автомобиль в Сибири.

 

Наталия Шапенкова смеётся:

 

- И теперь мы точно знаем, что тема плохих дорог для Бердска не нова, потому что на одной из фотографий запечатлён момент ремонта колеса этого автомобиля! Не менее ценна для нас и та фотография, на который полностью виден трёхэтажный особняк с мансардой и фонтаном. Теперь все бердчане смогут посмотреть, как выглядел дом купца Горохова. Раньше мы видели только первый этаж этого дома, к тому же у нас не было полной уверенности в том, что это именно его дом.  

 

Один из первых вопросов, - улыбается Наталия Фёдоровна, - который у нас возник, когда мы узнали, что Константин Днепровский, праправнук купца Горохова стал актёром, не было ли среди Гороховых тех, кто любил театр. И представляете, открываем мы альбомы с фотографиями, а там старые театральные «программки», открытки со сценами из старых театральных постановок! Вот вам и доказательство, что Гороховы театр любили и, по всей видимости, частенько бывали на спектаклях. И, надо же, любовь к театральному искусству реализовалась в профессии, которую выбрал делом своей жизни праправнук купца Горохова! 

 

Константин Днепровский, слушая эту «защитную» речь, улыбается:

 

- Хочется верить, что моему порыву стать актёром есть такое «оправдание», как наследственность! А ведь папа так хотел, чтобы я стал археологом, как он и его мама.

 

- Просто я убеждён в том, что семейные традиции обязательно нужно сохранять. Плохих традиций не бывает. Традициями жива семья. В конечном итоге, вообще всё держится на традициях, не только семья, но и государство. Те копии документов по истории нашей семьи, которые передали мне в бердском музее, дорогого стоят. Я передам всё это внукам.

 

Есть информация о Сергее Горохове! 

 

... А под вечер 22 мая совсем чуть-чуть, но приоткрылась завеса над тайной судьбы Сергея, старшего сына купца Горохова.

 

На перезахоронении останков Владимира Горохова и пресс-конференции с его правнуком и праправнуком, документально доказавшими своё родство, присутствовала Людмила Маняхина, жена Александра Маняхина. По одной из версий, Александр Николаевич, житель Академгородка - потомок купца Горохова по линии одной из его дочерей.

 

- Это родство ещё нужно доказывать, - в унисон твердили сотрудники музея. - Мы знаем эту «веточку», но, к сожалению, пока не найдено никаких документов, подтверждающих эту семейную легенду.

 

А потом на стол сотрудников музея легли ксерокопии документов, которые Людмила Маняхина привезла из томского архива.

 

- 1935 год?! – не верили своим глазам Наталия Шапенкова, заведующая экскурсионно-выставочным отделом городского музея и Татьяна Болячева, заведующая просветительным отделом. - Горохов Сергей Александрович просил восстановить его в избирательных правах? А его лишали?.. Ну, понятно, он же был сыном купца. Значит, он никуда не уезжал? Боже мой, он полностью отказывается от связи со своей семьёй! Даже от переписки с ними отказывается. Смотрите-ка, Сергей Горохов утверждает, что в 1918 году он полностью вышел из дела, что после смерти отца, умершего 30 лет назад, дело полностью перешло к матери, с которой он... Он даже от матери отказывается?! Ну, правильно, 1935 год – начало репрессий. И решение: «Принимая во внимание, что гражданин Горохов С.В. является сыном крупного купца города Томска, занимавшегося крупной торговлей, имевшего паро-механическую мельницу с применением наёмной силы около 100 человек (вот вам, пожалуйста, и количество людей, работавших на мельнице!) и имевшего крупные домовладения в городе Томске, категорически возражать против восстановления в избирательных правах». То есть в возвращении избирательных прав ему всё равно отказали?..

 

А вот и ещё одна справка, которая была дана «в том, что научный работник Горохов С.В. ведёт большую ответственную работу по анализу углей и кокса для сталинского завода, поэтому всякие помехи этой работе со стороны кого-либо могут сорвать дело». Где он работал? В НИИ Томский индустриальный институт...

 

- Ну, надо же, как интересно, - дружно восклицают сотрудники музея, - надо всё это внимательно прочитать и... ещё раз съездить в томский архив!  

 

... Но это уже совсем другая страничка истории семьи Гороховых, прочитать которую нам только предстоит.

 




Подписывайтесь на наш канал в Telegram, всегда быстрые и настоящие новости

Комментарии

Лента новостей