Воскресенье
19 мая
2024
  °C

Незаконные премии директора ЦИМО обнаружила рядовой финансист из Бердска

Сложный трудовой путь Анны Захаровой: а была ли она вообще директором ЦИМО?
Свидетель Ирина Стрижак дала показания в суде
Свидетель Ирина Стрижак дала показания в суде
Сложный трудовой путь Анны Захаровой: а была ли она вообще директором ЦИМО?

Суд над бывшим руководителем муниципального ЦИМО Анной Захаровой и тремя её подельниками продолжился 13 сентября. На заседание явились некоторые свидетели, чьи показания легли в основу уголовного дела.

Вместе с Анной Захаровой под уголовное преследование попали бердская журналистка Ника Шапран, родной брат осуждённой за халатность начальника управления финансов и налоговой политики Ирины Вагнер – Сергей Горбунов, а также медсестра-косметолог отеля «Крона» Ирина Кращук. Всем четверым инкриминируются хищения из бюджета на общую сумму в 2,2 млн рублей. Притом 1,1 млн рублей, по версии следствия, похитила единолично Захарова.

Захарова 2 года не отчитывалась о доходах

Первой допросили бывшего начальника отдела труда администрации Бердска Нину Соколовскую. Она занимала свою должность до 2017 года, а затем ушла на пенсию. Соколовская была свидетельницей трудоустройства Анны Захаровой. Кроме того, именно через отдел труда должны были проходить документы для выплат Захаровой надбавок – как руководителю муниципальной организации.

Однако, по словам Соколовской, служебных записок о выплате премий от Захаровой не поступало. По оценке Нины Фёдоровны, вопросы о выплате премии Захаровой не могли миновать её отдел. Чтобы получить надбавку к зарплате, руководитель муниципального учреждения должен был согласовать этот вопрос с курирующим заместителем главы, а после отдел труда готовил постановление о выплате, которое должен был подписать мэр.

В своих показаниях Соколовская отметила, что Захарова ранее работала специалистом в управлении финансов. Затем появился ЦИМО – условная «дочка» УФиНП. Директором ЦИМО хотели назначить Ирину Вагнер – начальника УФиНП. Но ей нельзя было возглавлять сразу два учреждения. Поэтому и.о. главы Бердска Андрей Михайлов в 2015 году назначил и.о. директора ЦИМО Анну Захарову.

Адвокат Анны Захаровой – Николай Муштин – пытался выяснить у Соколовской, ставила ли Захарова свою подпись в трудовом договоре. Соколовская ответила, что по-другому быть не могло, но сама она этого момента не помнит.

Также в ходе допроса Нины Соколовской выяснилось, что Анна Захарова два года не декларировала свои доходы, хотя возглавляла муниципальное учреждение и обязана была это делать. Отдел труда спохватился только в 2017 году. И потребовал от Захаровой отчитаться о финансовом состоянии.

 — У каждого могут быть ошибки, — объяснила эту ситуацию Нина Соколовская.

Трудоустройство в ЦИМО Ники Шапран и Ирины Кращук Соколовская оставила без комментариев, так как происходило это без её ведома.

Нарушения нашла консультант УФиНП

Далее в суде выступила свидетель Ирина Стрижак – консультант управления финансов и налоговой политики. Как выяснилось, именно она впервые нашла нарушения в ЦИМО в ходе проверки в 2017 году.

Стрижак проверила эффективность траты средств ЦИМО и пришла к выводу, что Захарова неправомерно начисляла себе премии. Она выписывала их себе без согласия главы, хотя того требует соответствующее постановление. По словам Стрижак, Захарова получала надбавки в размере до 300%.

 — Право премировать и устанавливать выплаты стимулирующего характера руководителю муниципального учреждения – это право главы города, — заявила Стрижак в суде.

Также Ирина Стрижак сообщила, что Захарова фактически совмещала две должности – главного специалиста и руководителя ЦИМО. Но делала это она дольше положенного срока в 3 месяца. Свидетельнице стало известно, что в ЦИМО была проверка трудовой инспекции. Оказалось, что с Захаровой не был заключён трудовой договор как с руководителем учреждения.

По словам Стрижак, Захарова начисляла себе оклад как главному специалисту, а не как директору.

Как следовало из вопросов адвоката Муштина, Захарова могла начислять себе премии как главный специалист. В таком случае согласование выплаты надбавок  проводятся только с руководителем учреждения. Иными словами, Анне Владимировне необходимо было получить своё же согласие.

Но свидетель Стрижак настаивала, что Анна Захарова фактически руководила ЦИМО, и, следовательно, премии должна была получать как руководитель, а не как специалист. Это достаточно интересная коллизия. И неудивительно, что защитник расспрашивал об этом свидетеля с особой тщательностью.

— Не знаю, почему с ней не расторгли трудовой договор. Фактически Анна Владимировна исполняла обязанности директора: она принимала на работу людей, увольняла, — отметила свидетель.  

Ирина Стрижак согласна с утверждением о том, что если у сотрудника прибавляется обязанностей, он должен получать больше денег за свою работу. Но консультант УФиНП заявила в суде, что всё должно было быть по букве закона. Захаровой следовало согласовывать свои действия с главой. Даже если упустить момент с трудовым договором, в выписке ЕГРЮЛ она числилась как и.о. руководителя ЦИМО.

– Как она может оценить себя и свою работу как директора учреждения? А если нет трудового договора, то Захарова, наверное, не должна была приступать к исполнению обязанностей. Либо обратиться в администрацию с предложением заключить с ней трудовой договор, — предположила Стрижак.

— Ну, вот текущая ситуация: Захарова не обратилась, договор с ней не заключили. Сколько Захарова должна была получать денег, по-вашему? – спросил свидетеля Николай Муштин.

 — 8000 рублей плюс районный коэффициент, как получала я как главный специалист – 16000 рублей, — ответила Стрижак. – За остальными выплатами она должна была обратиться в администрацию как руководитель – и дождаться постановления.

Кроме того, в суде выяснилось, что акт о выявленных нарушениях в ЦИМО Ирина Стрижак показала Ирине Вагнер, которая в то время ещё возглавляла УФиНП. Та не согласилась с выводами проверки и просила внести некоторые изменения. Стрижак делать этого не стала.

Также свидетель пояснила, что никогда не виделась с подсудимыми Шапран и Кращук, но по ведомостям видела, что им начисляют зарплату как сотрудникам ЦИМО. Ещё Стрижак указала на то, что никогда не видела подсудимого Горбунова. Его, напомним, обвиняют в том, что он заключал с УФиНП договор на оказание транспортных услуг, но фактически этих услуг не оказывал, а деньги из бюджета получал. Документы в администрацию относила делопроизводитель УФиНП. А если нужен был транспорт, то можно было обратиться в мэрию.

Допрос свидетелей продолжается.

Галерея:

Новости партнеров

Отправьте сообщение об ошибке, мы исправим

Отправить